«Чувствовал себя как в каменном веке». Как полиция сорвала KARMA — подробное интервью организатора Ильи Карханова

20 июля под Белгородом должна была пройти новая KARMA — музыкальный проект, в котором на разных сценах играют диджеи, выступают артисты, встречаются (и выпивают) люди. Последние «кармы» собирали тысячи людей, которые платили от 500 рублей за вход и ехали на базу отдыха «Дом лесника» в Таврово, чтобы тусить ночь напролёт. Но в эту субботу к началу вечеринки приехали сотрудники, которые обыскали почти каждого, задержали более 20 человек, забрав до самого утра и не отдавая паспорта, и фактически сорвали мероприятие. Владимир Корнев подробно расспросил организатора уникального для города и Черноземья события Илью Карханова о том, как всё было.

— Давай максимально подробно расскажешь, что вчера произошло.

— Вчера должна была пройти наша стандартная дискотека. Около 19, когда я стоял за диджейским пультом, я увидел, как летит человек, одетый полностью в чёрную форму. У него падает рация, он спотыкается об свою же рацию и делает сальто. Я думаю: «Что, бл**ь, происходит?!».

Подымаю взгляд выше, где пост охраны. А там вся охрана уже стоит с поднятыми вверх руками. Тут я понимаю, что залетел ФСКН или ОМОН.

Нам скрывать нечего. Я ко всем подошёл, познакомился, представился. «Меня зовут Илья, давайте я помогу». Но пока они забегали, ударили фейсера, другому другу ударили по почкам. Ребята ворвались не совсем красиво.

— А им оказывали сопротивление?

— Нет, совершенно. Тогда только начинали все приходить. Хорошо себя вели, не провоцировали, послушно, делали, что говорили.

— Ты представился как главный?

— Да. При чем я этих ребят видел когда-то в «Гагарин баре», когда мы там вечеринку устраивали. Поздоровался со всеми, начал им всё рассказывать.

— Сколько сотрудников приехали?

— Около 20 сотрудников в штатском. Плюс были в масках с автоматами.

Знаешь, как это было: девочки в розовом по дресс-коду, а рядом омоновцы с автоматами. Я просто стоял и думал — господи, да мы же просто потанцевать хотим, а нас приравнивают к наркоманам и п***расам. Мы здоровые люди, ко мне ходят друзья-спортсмены, я на бокс ходил.

— Что они говорили?

— Все диалоги короткие. Запрещали общаться. Организаторов (это человек 30) и артистов (человек 10) выстроили, кого где поймали. К нам приезжали «Лауд» (хэдлайнеры вечеринки), они вообще в трусах стояли.

— Как долго стояли?

— Минут 30, пока полностью не обшмонали: все рюкзаки, номера, полностью всё.

— Они как-то поясняли, зачем это делают?

— Нет, ничего вообще. Сказали никакой фотосъёмки, никто никуда не звонит. Я чувствовал себя как в каменном веке: приехало какое-то племя более прокаченное. Сейчас мы, бл**ь, захватим вас. Вот, бл**ь, пушки, бл**ь, вы в розовом шо тут стоите, ёпт.

— Вход был закрыт?

— Самое удивительное!

У нас есть автобус, который привозит людей. Приезжает автобус, из него выходит 100 человек, они подходят ко входу — и их запускают! Наш фейсер проверяет документы, надевает браслеты, а дальше их отправляют на такой холмик. Что они делают дальше: разбиваются на группки и досматривают посетителей.

Есть парень, который всегда приходит на мои вечеринки, четыре года. Он мой хороший друг. Никогда не употребляет, просто танцует вот так (показывает движения в разные стороны). В итоге его забрали, отпустили сегодня в 7 утра.

Они не просто досматривали, а обыскивали людей. Выворачивали сумки, рюкзаки. Дальше устанавливали отдельно людей, согнали как стадо. И держали три часа без туалета.

Мы не были против проверки. Вы ищете наркотики — ищите. Мы делаем праздник. Если вас кто-то не устраивает, возьмите его и свозите. Но зачем закрывать мероприятие? Вот, что я не понимаю.

Меня изолировали, запретили пользоваться телефоном. И стали прессовать под протокол, снимать объяснения. Потом вырвали ребят, которые обслуживали бар. Забрали большое количество алкоголя. Хотят подгадать под то, что реализовывался алкоголь. Хотя нет факта продаж, нет касс. Всё, что мы закупили, это Duty Free.

— Я правильно понимаю, что любого, кто пришёл вчера на «Карму», обыскали?

— Да, практически каждого.

— Что было дальше? До скольки были сотрудники?

— Люди стояли и мёрзли. Иностранцев отвели в отдельное место, запугали всеми карами небесными, ректоратом и всем на свете. «Общежитие, какой режим»… По иностранцам они обещали отправить отдельную информацию, которая будет иметь негативное воздействие. Но ребята там вообще одуванчики. «Можно мне пледик?» — один спросил. «Какой тебе, бл**ь, пледик? Стоять!», — ответили.

Всё было агрессивно. В туалет не отпускали. Потом, спустя три часа, в 22 с чем-то, повели в туалет группами. Мне было стыдно перед посетителями.

Из толпы выдёргивали совершенно рандомных людей. Из них я знаю хорошо 10 человек, это мои близкие друзья. У них ничего не было найдено. Просто брали и тыкали пальцем.

— Ты, иди.

— Почему?

— Я сказал идти, значит иди.

Всё.

Одного парня при всех «сломали», за «гриву» потащили. Если кто-то задавал вопрос, человек показывал пальцем, его выводили, заламывали и отводили в автобус. Сотрудники сказали, что действуют по распоряжению врио начальника УМВД по Белгородской области.

— Что было дальше?

— После задержаний люди остались всё равно. Они стали эти группы разделять. Сотрудник подходит и говорит: «Всё, уезжай домой». Потом вышел главный и сказал, что мероприятия больше не будет. Один ответил: «Ну тогда все едем ко мне!». Его сразу вытащили, заломали, и в автобус. Мол, чо, самый умный?

— Ты боялся всё это время?

— Нет, ни капельки. Очень уверенно себя чувствовал. Больше переживал за посетителей.

— Почему тебя не задержали?

— Не за что. Ни одной предъявы ко мне нет. Да и их цель была просто разогнать людей. Они привезли экспертов, собаку — но не нашли ничего. Думали, что приедут, а там одни быдло и наркоманы. А в итоге получилось, что там даже людей не было, которые употребляли.

Я слышал, как они между собой переговаривались. Говорили: «Пофигу кого, сажайте любых в автобус, он не может обратно пустым уехать». Собаку привезли часам к 11, потому что не нашли ничего вообще.

И самое интересное: то, что было сегодня утром (21 июля). Друзья остались ночевать, смотреть за оборудованием. Приехала куча полицейских машин с собаками. И после того, как они уехали, полиция даёт комментарий.

— Ночью на базе что было?

— Пять сотрудников были до самого утра. Они шмонали машины. На полном серьёзе, залезали в бардачки сами, например.

— Хоть один документ за всё время показывали?

— Ничего не было. В начале главныйзачитал протокол. Типа мы проводим проверку на наркоманов, террористов, пид***сов.

Дело в том, что мы вложились в мероприятие. Арендовали базу, подписали договор, привезли артистов…

— А как согласовывается вообще мероприятие?

— По факту, это вечеринка друзей. Для этого из числа тех же друзей составляется группа фейс-контроля на энтузиазме. По сути, это волонтёры, которые делают всё не за деньги. Так же и на баре — не за деньги здесь разливают алкоголь. Повторяю, не за деньги. Те же ребята играют музыку. И есть диджеи, которых приглашают за деньги.

— Ещё раз: то есть мероприятие не согласовывается?

— Ну мы же свадьбу не согласовываем? Это не является общественным мероприятием.

— Окей. Когда мы парковались на прошлой «Карме», из машин громко играла музыка. УМВД сейчас говорит о том, что были жалобы от людей — в том числе от тех, которые живут рядом с этой импровизированной парковкой. Этот вопрос как-то решался?

— Эти вопросы стоит задавать тем людям.

— Но ваше мероприятие по идее не должно никому мешать.

— Оно не мешает. Я считаю, что вопросы за территорией мероприятия не решает организатор. В своей квартире условно я решаю вопросы, за её пределами — нет.

— В квартиру приезжают 10–15 человек, к вам — тысячи. Им нужно где-то парковаться.

— Организаторы для того, чтобы избежать таких вопросов, предоставляют автобусы. Мы же не знаем, у кого там вообще музыка играла.

— Жалобы на то, что происходит на территории «Домика лесника», были?

— На прошлую «Карму» приезжал участковый, убедился в том, что на территории порядок не нарушается. И музыку не слышно из леса в Таврово. Это были жалобы на тех, кто за пределами.

Ещё, по версии УМВД, кому-то на прошлой «Карме» сломали голову в лесу. Мы не знаем об этом.

— Когда я был единожды на «Карме», то покупал алкоголь. Другие люди тоже. А вы говорите, что алкоголь разливается просто так.

— На прошлой «Карме» пиво продавали две точки. Это специально оборудованные места, где была лицензия — у них ИП и все дела.

— Но полиция говорит о «выявленных фактах продажи нелицензированного алкоголя».

— Нет факта. Факт — это запечатлели, как за деньги покупается алкоголь. У нас такого нет.

— Стоп, но вы не отрицаете, что у вас есть точки, где за деньги покупается алкоголь.

— Были импровизированные бары, где угощали людей.

— Почему угощали? Я лично платил деньги. И ещё менял деньги на коины (валюту мероприятия). И платил ими во всех местах, в том числе в не брендированных точках. Это разве не прямая продажа?

— У них нет факта продажи. Ни контрольной закупки, ни покупки коинов.

— Это о том, что у них нет доказательств. А я говорю о том, что алкоголь вообще продавали. Но окей, продолжим. Есть ли на «Карме» наркотики?

— Нет. «Карма» против наркотиков.

— Как люди проносят наркотики тогда?

— Мы не знаем, мы же не барыги. У нас есть фейс-контроль для каждого человека. Он может находиться в состоянии лёгкого алкогольного опьянения, но неадекватные не проходят. Да и не отследить, если человек покурил косячок.

— Ты знаешь троих, которых поймали в состоянии наркотического опьянения?

— Нет, не знаю.

— Год назад сотрудники пришли в «Гагарин бар», где вы устраивали вечеринку. Что было тогда?

— Была дискотека, поймали человека, у него много чего нашли с собой. Тогда дискотеку делал бар, в том числе и ставил охрану.

— С тех пор были какие-то предупреждения, угрозы, сообщения?

— Нет.

— Ты ожидал, что вчера будет так, как произошло?

— Вообще нет. Представь: ты поехал на шашлыки, пригласил Григория Лепса. Приехали сотрудники, говорят, мы вас сейчас обыщем. Ну ладно, обыскали. А дальше говорят, что вы, ребята, должны уехать отсюда. И алкоголь вы пьёте не лицензионный. Это выглядит по факту так.

Да какая вам разница, какой алкоголь я пью? Люди или хотят пить алкоголь у меня в гостях, или не хотят. Это всё равно, что разгонять дагестанскую свадьбу, потому что их много.

(Илье звонит мама. Он объясняет ей: «Всё хорошо, но полиция приехала и сорвала мероприятие. Пытаемся сейчас разобраться. Мы приедем, но чуть позже. Да-да, точно приедем. Всё, давай»).

— Какой бюджет у «Кармы»?

— 70 тысяч стоит база отдыха. Около 300–350 тысяч всего.

— Вход на «Карму» происходит за взнос. Что ты можешь сказать тем, кто заплатил вчера и не получил тусовки?

— Первое — мы будем продолжать то, чем занимаемся. Люди, которые на вчера сделали взнос, пройдут бесплатно в следующий раз. Второе — мы угостим их напитком. Лояльность обязательно будет.

Я очень люблю то, чем занимаюсь. Мы даём реализовать себя тем же артистам, дизайнерам, художникам. Они могут закрыть 10 «карм», но мы всё равно продолжим заниматься тем, что любим. В этом весь смысл.

источник