Кто такой Юрий Клепиков. И как он связан с газом на Кавказе

Фамилия заместителя председателя Белгородской областной думы Юрия Клепикова недавно вновь зазвучала в федеральных медиа. Это произошло в связи с задержанием и арестом семьи сенатора Рауфа Арашукова.

Пресса писала, что, по данным следователей, Клепиков был причастен к пропаже денег из «Кавказрегионгаза» — речь идёт о четверти миллиарда рублей. Сам депутат это всегда отрицал.

Игорь Ермоленко задался двумя главными вопросами: кто вообще такой Юрий Клепиков, и как он связан с деньгами «Кавказрегионгаза»?

Для этого мы поговорили с его знакомыми, коллегами по Кавказу, а также лично с Клепиковым.

«Кавказрегионгаз» Юрий Клепиков возглавил в 2007 году — и проработал там до 2009-го. До этого он несколько лет руководил «Белгрегионгазом», а перед работой в этом секторе успел побывать в разных проектах, в том числе — мясных.

Например, он был одним из учредителей и основным акционером «Белой птицы»: в 2000 году губернатор Евгений Савченко подписал постановление о развитии птицеводства, а Клепиков взялся за амбициозный проект. С собой он пригласил работать коммерсанта из Старого Оскола Игоря Барщука, тогда занимавшегося недвижимостью и заправками.

Впоследствии Барщук останется в компании, а Клепиков её покинет: в состав учредителей войдут структуры группы «Промсвязьбанка» братьев Ананьевых — бизнесменов, которые создадут один из самых крупных и надёжных российских банков. Они решат, что с Барщуком им работать удобнее, и теперь у руководства области якобы есть к этому вопросы. Сейчас «Белая птица» является банкротом, активы вот-вот начнут распродавать с молотка. А «Промсвязьбанк» в 2015-м году пережил санацию и перешёл под контроль государства из рук Ананьевых.

По некоторым данным, Клепиков также стоял у истоков «Приосколья» Геннадия Бобрицкого. С этим бизнесменом они впоследствии создавали в Валуйках (Юрий Клепиков оттуда родом, он много раз избирался в областную думу в этом районе) «Вэлтон-банк»: несколько лет он развивался, но из-за кризиса 2009 года на федеральный уровень его вывести не вышло, как и продать иностранцам, говорит другой источник. В итоге банк стал «личным кошельком Бобрицкого».

А вот «личным кошельком» самого Клепикова, по тем же данным, был его подчинённый Алексей Чермошанский — сын некогда советника губернатора Валерия Чермошанского. Как писала в 2016 году «Медуза», Чермошанский-младший продал землю многим высокопоставленным бизнесменам и чиновникам, поселившимся рядом с губернатором Савченко в Дубовом. Источник говорит, что практически все активы, принадлежавшие Чермошанскому, де-факто принадлежали Клепикову.

Также, по нашим данным, некоторые активы Клепикова были записаны на его брата: тот тоже был задействован в газовой отрасли региона, успел поруководить облгазом, а затем занялся небольшой валуйской птицефабрикой «Насоновская».

Ещё один источник, работавший с Клепиковым, говорит, что он «человек с земли», обрастал влиянием и связями постепенно, и в целом карьерным ростом обязан одному человеку — 71-летнему Валентину Бобыреву: уроженцу Валуек ещё Курской области, который не остался работать в Белгородской. Об этом же говорит и другой источник.

В Советском Союзе Бобырев работал в отделе по борьбе с хищениями социалистической собственности, а после распада СССР успел побывать в нефтегазовом секторе, на руководящей должности в налоговой полиции, поработать в новосибирской администрации, а затем избраться в Госдуму сначала в составе фракции ЛДПР, а затем от «Единой России». В 10-х годах он избрался в земское собрание одного из омских сёл.

После нескольких успешных проектов Клепикову поступило предложение из «Газпрома» — создать и возглавить «Белрегионгаз» (сейчас — «Газпром межрегионгаз Белгород»). Как говорит его коллега по этой компании, Клепиков должен был газифицировать область, в том числе село — при нём строители «ежегодно прокладывали до трёх тысяч километров газовых сетей».

За несколько лет он не просто справился с этой задачей, но и вывел Белгородскую область в лидеры по проценту учтенных абонентов. Именно эта заслуга стала решающей в его командировке на Северный Кавказ, говорит наш собеседник: «Если ты не знаешь, сколько у тебя потребителей, у тебя будет проблема: деньги будут пропадать». Сколько реальных потребителей на Кавказе, никто не знает до сих пор, добавляет источник.

Клепиков считался одним из самых эффективных менеджеров «Газпрома» на местах, и 8 августа 2007 года его отправили в Пятигорск: там находится головной офис «Кавказрегионгаза». В структуре у Клепикова было около 200 подчинённых на месте, а также филиалы во всех северокавказских республиках, кроме Чечни.

Коллега Клепикова говорит, что его пригласили поработать на пять лет, но он продержался два, и ещё долго оставался рекордсменом по этому показателю. Остальные руководители возглавляли структуру полгода-год, и даже печально известный «газовый король» Рауль Арашуков (отец сенатора Рауфа) не смог продержаться дольше года: в конце 2011 года Ставропольский край посетил тогдашний вице-премьер Игорь Сечин, и Арашукова уволили.

Как писал Life, Клепикова, Арашукова и других руководителей «Кавказрегионгаза» (впоследствии переименованного в «Газпром межрегионгаз Пятигорск») подозревали в начислении газа «мёртвым душам» и перепродаже другим потребителям. Якобы они начисляли плату несуществующим абонентам и поставляли его по «своей» стоимости знакомым бизнесменам. А по документам потребители не могли за него расплатиться — и «Кавказрегионгаз» получал за них дотации из бюджета.

Такой способ воровства имел место, вот только едва ли кто-то из руководства «Кавказрегионгаза» им пользовался, говорит наш собеседник. По словам источника, такие операции могли контролироваться только в республиках, а лезть в дела филиалов ни Клепикову, ни другим руководителям не позволялось.

«Например, в Дагестане, где исчезало больше всего денег, всю газовую отрасль контролировала народность кумыки (в отличие от других кавказских республик, Дагестан населяет не одна-две народности, а 14 — и у многих есть даже свой собственный язык. С этим связаны конфликты и борьба за влияние внутри республики, — прим. ред.) — они не подпускали туда вообще никого».

И именно для борьбы с неучтёнными абонентами и приглашали на Кавказ русских — среди 10 руководителей кавказской дочки «Газпрома» лишь Арашуков был из этих краёв.

Однако были и другие схемы воровства, вспоминает коллега Клепикова. В Дагестане расположено порядка 600 кирпичных заводиков, и все они потребляют газ. «Очень часто по документам этот газ «перекрывался» по просьбе владельцев заводов, однако фактически предприятия им пользовались по своей цене». Всё это, по словам собеседника, делалось при попустительстве местных властей: кто будет следить за газом, если кирпичные заводы Дагестана считались главным местом трудового рабства в России?

При этом по документам газ чаще всего даже не пропадал, его просто никто на самом деле не учитывал, говорит источник. «Сначала газ бежит по трубам с севера, потом перераспределяется, например, в центральной России, затем доходит до нас, и тут уже поступает в трубы и идёт во все кавказские республики. И никто никогда не знал, сколько этого газа было в трубах».

«Достаточно было «ошибиться» в расчётах, указать температуру в трубах на полградуса выше или ниже, и объёмы газа у тебя были совершенно другие. Газ воровали без всякого стыда, и для многих местных предпринимателей он был почти бесплатным — например, для транспортных компаний и перевозчиков».

Примеры выше — это неучтённый газ, и понять, кто сколько украл, никто никогда не сможет, уверен источник. Другое дело, что дочка «Газпрома» накопила многомиллиардные долги — и это, по его словам, также связано с неучтёнными абонентами, а также с предприятиями, которые местные власти разрешали открывать на год, и затем банкротить: во многих республиках проще было сделать так, чем платить за потребление. Поэтому долги копились, и никто ничего не мог поделать.

Во время работы на Северном Кавказе на Клепикова было совершено покушение — об этом говорят сразу несколько людей, с которыми нам удалось пообщаться. Однако подробностей инцидента мы не знаем.

«Кажется, ему попытались взорвать машину», — говорит наш собеседник. Второй, работавший с Клепиковым на Северном Кавказе, подтверждает информацию о покушении, но подробностей не приводит «по этическим соображениям».

«Всё дело в том, что когда ты напоминаешь людям, что они всё-таки живут в Российской Федерации, они не всегда это понимают. Но Юрий Николаевич человек достаточно мудрый, поэтому до сих пор живой».

Пока белгородец в Пятигорске возглавлял «Кавказрегионгаз», будущий руководитель этой организации (после Клепикова на полгода компанию возглавит саратовец Сергей Лисовский) Рауль Арашуков руководил газораспределительной компанией «Ставрополькрайгаз», обслуживавшей весь Ставропольский край, в том числе Пятигорск. И хотя формально эти структуры никак не были связаны, Рауль Арашуков имел серьёзное влияние на всё, что происходило с газом в этом крае, вспоминает собеседник.

Почему уволили Клепикова, источник не знает — по крайней мере, он так говорит нам. По его словам, для команды и самого Клепикова все интриги остались загадкой. Однако увольнение с такой должности на Кавказе стало больным для него: по возвращению от него отвернулись, и он потерял прежнее влияние и авторитет. Все были уверены, что после пятилетней командировки Клепиков отправится в Москву или Санкт-Петербург в топ-менеджмент «Газпрома», но он остался ни с чем.

«Жаль, конечно, Юрия Николаевича, но что поделать», — говорили тогда у него за спиной прежние партнёры, вспоминает собеседник.

​​И хотя Клепиков остался не у дел, из областной думы он никуда не делся — старожил регионального парламента, избиравшийся все созывы подряд, начиная с первого, до сих пор крепко сидит на должности вице-спикера.

По возвращению губернатор Белгородской области вручил Клепикову почётную грамоту «за многолетний и добросовестный труд», а через пару лет ему отдали футбольный клуб «Салют» — тогда самый статусный клуб Черноземья. Если предыдущие проекты Клепикова ассоциировались с развитием, то этот — со смертью команды при нём. Клепиков уволится за несколько месяцев до банкротства клуба, оставив его в кризисе и с огромными долгами перед игроками.

Как писали СМИ, Клепиков пытался договориться с Геннадием Бобрицким о спонсорстве, однако тому было не интересно тянуть клуб. В итоге после ухода Клепикова региональные власти всё-таки убедили Бобрицкого помочь: «Я к клубу официального и формального отношения не имею. И в ближайшем времени иметь не буду. Но какую-то финансовую помощь и дружескую руку, возможно, мы ему протянем». В итоге клуб перестал существовать, а на его месте создали третьесортную команду «Энергомаш», президентом которой стал Бобрицкий.

источник