«Несправедливость для меня — как красная тряпка для быка». Интервью Владимира Сергиенко, подавшего сотни исков в белгородские суды

Утром 1 мая 2015 года пенсионер МВД, инвалид второй группы Владимир Сергиенко вышел к администрации Белгородской области с плакатом «Позор путинскому режиму». В этот день на Соборной площади должна была пройти масштабная первомайская демонстрация с губернатором и официальными лицами в первых рядах.

Одиночный пикет Сергиенко спустя 20 минут прервали сотрудники полиции – они сослались на то, что дальнейшее проведение акции может быть опасно для него. Эта история стала поводом к «проверке конституционности» закона «О полиции» Конституционным судом РФ. В итоге КС издал постановление от 17 марта 2017 года, в котором сообщается, что полиция не имеет права прерывать пикеты без реальной угрозы активисту. 

Владимир Корнев поговорил с Владимиром Сергиенко о том, как трактовать позицию Конституционного суда, а также почему Сергиенко сотни раз за последние годы подавал различные иски.

YcM6UKKSDSI

Пикет Владимира Сергиенко в связи с началом боевых действий на Украине 2 марта 2014

— Расскажите о событиях 1 мая 2015 года подробнее. Почему вы вышли в тот день с пикетом?

— Я заранее уведомил власти о пикете и начал его в 9 утра возле ступенек центрального входа в областную администрацию. Был трезв, имел при себе действительный паспорт гражданина РФ. Ничьему проходу не мешал. В руках держал самодельный плакатик на листе А4 с надписью «Позор путинскому режиму». Поводом к пикету явилось мое несогласие с участием граждан РФ в войне в Украине. И гибелью по этой причине как граждан Украины, так и граждан РФ. Я принципиально политически нейтрален, но категоричный противник любой войны. Сейчас стал. А до того как узнал истину, воевал сам.

В 9:20 ко мне подскочили четверо оперуполномоченных УМВД. Потребовали немедленно уйти. После этого схватили меня за руки и за ноги вчетвером, и понесли к Театральному проезду. Там подошёл человек, представившийся советником губернатора и сказал, что мне необходимо проехать в райотдел. После этого сотрудники полиции посадили меня в патрульный автомобиль и доставили в городское УМВД. Разговор с советником губернатора и полицией я записал на телефон.

В 13:00 меня выпустили, никаких обвинений не предъявляли, протоколов о нарушениях не составляли. Просто продержали, пока закончатся мероприятия на площади и выпустили. Автомобиль мой с деньгами стоял рядом с площадью, поэтому я, инвалид второй группы, пешком сам добирался до площади.

Когда я добрался, то вновь начал пикет возле Диорамы с аналогичным плакатом «Позор путинскому режиму». Первый плакат полиция порвала, но я заранее напечатал несколько. Через 10 минут меня обступили около десятка сотрудников полиции и пытались спровоцировать на какое-либо нарушение закона. Но я в особые споры не вступал, просто стоял с плакатом.

NtnxZbVto7g

Первомайская демонстрация 1 мая 2015 года. Фото aerocamera.ru

Потом полицейские стали спрашивать проходящих мимо, как они относятся к моему плакату и ко мне. Пара человек выразили возмущение плакатом и мною. Но никаких угроз в мой адрес и близко не было. Затем я услышал, как дежурный по УВД дал команду полиции задержать и доставить меня в отдел. В 15:40 меня насильно посадили в патрульный автомобиль и доставили в отдел полиции №2. Там у меня снова взяли отпечатки пальцев, сфотографировали и так далее. Никаких протоколов о нарушении не составляли, обвинений не предъявляли. Сказали, что продержат три часа и выпустят. От такого беспредела у меня заболело сердце.

В отдел приехала скорая, забрала меня, оказали медпомощь и доставила к автомобилю у Диорамы, за что им человеческое спасибо. Оттуда меня уже забрали родственники и довезли домой.

— И начались суды?

— Да, по первому задержанию определением Октябрьского районного суда мне было отказано в принятии искового заявления. Суд написал, что задержание полицией, прерывание публичного мероприятия, содержание меня в клетке УМВД, не нарушили мои права.

Спустя 20 дней эта же судья оставила без движения мою частную жалобу на это определение суда, установив мне срок для исправления недостатков в жалобе (убрать фразы о мотивах моего пикета) до 16 октября 2015 года. А вручила мне определение об оставлении без движения 23 октября 2015 года, когда назначенный ею срок истек. Таким образом, добившись, чтобы этот спор не рассматривался ни в апелляционном, ни в кассационном порядке. Председатель Октябрьского районного суда установил, что это так и было, и написал, что внимание судьи обращено на это. И всё. Устранять нарушение отказались.

24 ноября 2016 года Конституционный Суд РФ вынес определение по моей жалобе по этому спору. По мнению Конституционного Суда РФ, я имею право обжаловать в суд действия полиции по моему задержанию. Поэтому 13 декабря 2016 года я снова обратился в Октябрьский районный суд с иском к полиции по факту того задержания. В качестве нового основания иска, сославшись на определение КС РФ. Но это исковое заявление было мне возвращено простым письмом, даже без вынесения определения. Написали, что я уже обращался в суд с аналогичным иском. Со вторым задержанием 1 мая 2015 года была примерно похожая история.

— Теперь вы планируете обращаться в ЕСПЧ?

— По первому задержанию в ЕСПЧ обращаться безусловно буду, если апелляция не поправит суд первой инстанции и мне окончательно закроют дорогу для обжалования задержания в рамках национальной системы РФ.

По второму задержанию Конституционный Суд РФ прямо написал, что дело подлежит пересмотру. Думаю, пересмотрят и признают задержание незаконным. Дело резонансное и его постараются дальше не раздувать. Так что оснований для обращения в ЕСПЧ нет. 

CliXyetUYAAltNz

Владимир Сергиенко с пикетом возле облсуда 22 июня 2016 года. Фото Сергея Лежнева

— Вы заранее уведомили власти о пикете, соблюдали закон, но полицейские вас задержали. Как вы думаете, почему? 

— Да, я заранее уведомил власти о пикете, хотя закон не обязывает это делать. Уведомил, чтобы показать что я их не боюсь, и делаю все открыто. Система построена на страхе и запугивании, а реально сделать (расстрелять, побить или посадить) они не могут. Кто их не боится, против того они бессильны.

Но меня все равно задержали. Задержали потому, что было заранее принято такое решение. Они были готовы. И я уверен, что принято теми, кто хотел угодить губернатору и президенту, а не самим губернатором области. Поскольку я в день выборов президентом Медведева стоял там же с пикетом по другому вопросу. И губернатор, лично проходя мимо, реагировал нормально. Спросил причину, кивнул и ушел, и никто меня не задерживал.

— Вы знаете тех, кто «хотел угодить губернатору и президенту»?

— Человек, который на площади давал указания полиции меня задержать, представился советником губернатора области. Это реальный конкретный человек. Когда меня привезли в полицию, туда приехал начальник городского УМВД Евгений Гаенко, и дал указание дежурному разъяснить мне, что пикеты на площади без разрешения проводить нельзя, и через три часа отпустить, что и было сделано. Именно этих лиц я и имею ввиду.

— В последнем определении Конституционный суд разъяснил, что полицейские не имеют право прерывать пикет «без угрозы жизни» пикетчика. Это можно трактовать и с позитивной, и с негативной стороны – ведь формальная причина всегда найдётся. А какое у вас отношение к этому? 

— Конституционный суд РФ написал всё правильно, что доставление возможно только при наличии всех трех условий одновременно: наличие реальной угрозы со стороны других лиц; когда угроза не может быть предотвращена другим путем, то есть когда полиции меньше чем нападающих; и когда пикетчик отказывается переместиться на другую площадку.

Так что, в общем, постановление КС РФ позитивное. Хотя, конечно, на местах попробуют его трактовать по-своему. Но отсутствие уголовного дела в отношении угрожавшего будет теперь являться основанием для признания доставления незаконным. А желающих вешать на себя статью, чтобы признать доставление законным, они не найдут.

— Вы подавали сотни исков в белгородские суды. Это ваша жизненная позиция? Что побуждает подавать столько исков? 

Моя жизненная позиция — христианин. По крайней мере, стараюсь им быть. Несправедливость для меня — как красная тряпка для быка. Но нет заблуждения, что справедливость можно в этом мире полностью восстановить. Потому что несправедливость исходит не от властей, а от самой греховной сущности человека. Всех людей без исключения.

В Библии написано: «Бог верен, а всякий человек лжив». Всякий. Но это не значит, что не нужно пытаться добиваться справедливости в рамках законных процедур. Цари (власти) поставлены Богом, чтобы люди не порвали друг друга. И эту задачу власти и решают в том числе с помощью судебных процедур. И Иисус Христос и апостол Павел и другие представали перед судом, и считали это нормальным.

Что касается моих исков в судах, да, их сотни за последние лет пять. Так получается, что если суд игнорирует заданный вопрос (не отказывает, а игнорируют), приходится его задавать по несколько раз. В частности, только по этим двум задержаниям, мною в суд было подано 252 обращения, из них 29 исковых заявлений. Только постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении полиции по этим двум задержаниям вынесено семь. Следственный комитет отказывает в возбуждении уголовного дела, я обращаюсь в суд и суд отменяет, потом Следственный комитет выносит новое. И так по кругу. И это отнюдь не по моей вине.

Основная же масса моих исков по одному личному вопросу. Мне была установлена инвалидность в течение года с момента увольнения. А значит положено страховое возмещение по государственному страхованию, около одного миллиона рублей. Когда же я обратился в суд, он отказал мне в иске, мотивировав тем, что я не представил договор страхования, по которому мне положено 1 миллион рублей. А когда я разыскал этот договор в Москве, суд отказался и старое решение пересматривать, и новый иск рассматривать по новым основаниям. Смирись, мол, что мы ошиблись. И так почти четыре года. И Конституционный суд вынес три определения по этому вопросу, и Верховный суд вмешивался, и жалоба в ЕСПЧ уже лежит. Но Октябрьский районный суд Белгорода свою судебную ошибку исправлять отказывается. Хотя, повторюсь, мое право на страховку прямо прописано в федеральном законе, где прямо прописан и её размер.

_WUGKV52T_g

Владимир Сергиенко с пикетом возле областного УФСБ 28 августа 2014 года

— Какое у вас отношение к судебной системе России в целом?

В целом положительное. За последние годы пришли новые молодые судьи, совсем с другим мышлением. Они не боятся давления властей, и ни на чьи должности не оглядываются. К примеру, суд выносил решение по моему иску, обязав администрацию Белгорода оборудовать места для инвалидов на стоянке возле горбольницы №2. И не посмотрели ни на руководство горбольницы, ни на руководство города, ни на руководство УМВД.

Сильно много сделано за последние годы в области и в отношении личной чистоплотности судей. Взяток не берут точно: я с моим опытом в судах даже никакого намека ни разу не видел. Лет десять назад были отдельные судьи — и спиртным злоупотребляли, и подозрения были в ангажированности. Но ещё бывшим председателем областного суда такие убраны без всяких компромиссов.

А то, что ошибаются судьи, так совершенных людей на этой планете нет. Из числа юристов судьями всё равно работают самые грамотные. Но судебная система такова, что даже судьи с новым мышлением не могут идти против системы. В том же Белгородском областном суде регулярно собирают всех судей и проводят с ними собрания, на которых присутствует и руководство области, и прокуратура, и руководство полиции. И как они пойдут против тех, кто сидит в президиуме? Или как районный судья может иметь другое мнение чем областной судья?

Поэтому суды — это срез состояния сегодняшнего российского общества. Ни хуже и не лучше. Не суды такие — общество таково. Будет другое общество с другим отношением к правам граждан, будут и суды другие.