Стояние за крематорий. Что происходит вокруг «чуждого» для Белгорода объекта

Вопрос строительства крематория в Белгороде обсуждается много лет, но только в последнее время он вышел в публичное пространство. В первую очередь благодаря местной митрополии – для духовенства «святого Белогорья» это большая репутационная проблема. При этом, кто находится по ту стороны колумбарских «баррикад», было неизвестно – во всяком случае, до этого материала Владимира Корнева, который изучил историю вопроса и поговорил с представителями ритуального бизнеса.

Мужчина в пиджаке с картинки протягивает расписную урну с прахом. Рядом текст на чёрном фоне сообщает о возрастающей популярности кремации – «агент Белгородской ритуальной компании» обещает рассказать обо всех её нюансах, «если вы решите выбрать такой способ».

Директор «Белгородской ритуальной компании» Артём Селезнёв сам хотел построить колумбарий – место, где хранятся урны с прахом – в Белгороде. В 2012 году он обратился в администрацию города с просьбой разрешить ему возвести колумбарные стены на кладбище Ячнево. Селезнёву отказали, объяснив, что это «невозможно».

Спустя три года главный архитектор города Галина Горожанкина представила губернатору Евгению Савченко примерный проект размещения крематория на кладбище Ячнево и колумбария – на старом городском кладбище в центре Белгорода. «Речь идёт о том, чтобы на территории Белгорода было две формы захоронения: одна традиционная, а вторая – в виде строительства крематория и колумбария», – объясняла главе региона она.

6ba68b716cecb3fa4c3e6c45632cb2f1

Евгений Савченко на старом кладбище на улице Попова. Фото пресс-службы губернатора

С тех пор Савченко последовательно слушает аргументы сторонников и противников невиданного ранее для «Святого Белогорья» объекта. Хотя ещё в 2005 году сам Савченко резко отмёл все мысли градостроительного совета Белгорода на эту тему.

– Не православное это дело, а земли у нас пока хватает, – сказал тогда губернатор.

Однако со временем он стал допускать мысль о появлении крематория в Белгороде. Это не понравилось Белгородской митрополии. Здесь ссылаются на решение, принятое Священным Синодом РПЦ в мае 2015 года. В документе «О христианском погребении усопших» идёт речь о том, что церковь не может признать кремацию «нормой обращения с телами почивших христиан». Там же отмечено, что священнослужители должны активно рассказывать об этом прихожанам.

– Вместе с тем, мы верим, что Господь властен воскресить любое тело из любой стихии и известно, что многие мученики, причисленные Церковью к лику святых, не сподобились христианского погребения. Однако это обстоятельство не лишило их спасения и славы Царствия Небесного. Мы знаем это и потому не лишаем молитвенного поминовения тех христиан, кто по тем или иным причинам не сподобился погребения, соответствующего церковной традиции, – говорил на заре зарождения разговоров о крематории митрополит Белгородский и Старооскольский Иоанн.

Скоро его позиция стала более радикальной. В канун нового 2017 года владыка в присутствии председателя Белгородской областной Думы Василия Потрясаева заявил, что Белгородская митрополия отказывается отпевать тех, кого будут кремировать.

Руководитель «Белгородской ритуальной компании» Артём Селезнёв не верит, что перспектива возведения крематория в Белгороде вообще возможна.

– Строить крематорий в городе, где нет миллиона людей, нецелесообразно, – говорит он, рассуждая о коммерческой составляющей проекта.

Согласен с коллегой и похоронный директор ритуальной компании «Набат» Игорь Кулин, занимающийся этим бизнесом 18 лет.

– Это если только «напрячь» всех и сказать, что теперь только кремировать. А так – не пойдёт.

И Селезнёв, и Кулин занимаются кремацией усопших – «груз 200» из Белгорода отправляют в Москву (18 тысяч рублей) или Тулу (14 тысяч рублей), где есть ближайшие крематории. По словам представителей похоронных бюро, в Белгороде за услугой кремации в месяц, а то и в два, обращаются в среднем пять-шесть раз. Всего же в городе в месяц проходит порядка 200 похорон.

– Если делать крематорий, то только межрегиональный, чтобы привозили сюда из соседних областей, – считает Игорь Кулин.

galery4

Крематорий в Туле. Фото lepo71.ru

По его словам, строительство объекта может серьёзно ударить по местным похоронным бюро. «Придётся перестраиваться: копка могилы «уйдёт», венки не будут брать», – объясняет Кулин.

Пока в мэрии Белгорода разработали только концепцию будущего крематория, уже на Юго-Западном кладбище. Главный архитектор города Галина Горожанкина рассказывала, что продуманы два варианта здания – в монументальном «сталинском» и «более мягком» исполнениях. Здесь же планируется построить колумбарий. Также Горожанкина говорила, что инвестор на объект уже найден, но «город тоже хотел бы в этом участвовать».

Кто этот инвестор, а главное, кто виновник строительства крематория в Белгороде, не сообщалось. По информации, которую удалось получить, инициатором строительства крематория в Белгороде был «бессменный» главный тренер ВК «Белогорье», вице-президент Всероссийской федерации волейбола, депутат Белгородской областной думы Геннадий Шипулин. Вместе с ним проектом занимался предприниматель и бывший начальник «Белогорья» Алексей Багрей.

Помощник Геннадия Шипулина Евгений Попов заявил, что депутат «поддерживает» строительство крематория, а более конкретно на интересующие вопросы сможет ответить по возвращению из рабочей поездки.

Интересно, что согласно опросам, проведённым в интернете на разных площадках, большинство белгородцев поддерживают идею спортивного функционера. И на сайте ИА «Бел.ру», и в опросе «БелПрессы», и в двух голосованиях в сообществе «Белгород – это интересно» побеждали сторонники строительства объекта, а варианты вроде «Против, потому что у нас Святое Белогорье» с треском проигрывали.

Впрочем, у митрополии есть своя позиция на этот счёт. Отец Павел Вейнгольд на совещании 28 декабря назвал строительство крематория «вопросом веры, нашего стояния за истину», а СМИ, в которых были проведены эти опросы, «ангажированными».

– Мы видим, что решение продавливается, – заявил священнослужитель.

Митрополит Иоанн добавил, что если бы была необходимость возведения крематория, то уже давно бы его построили, «без всяких опросов».

– Совершенно понятно, что он не должен быть в общественном пространстве, – отметил владыка.

dsc_5319

Василий Потрясаев и митрополит Иоанн на совещании в Белгородской митрополии

Так в разное время считали и жители домов, рядом с которыми собирались возводить белгородский крематорий. В управлении архитектуры пояснили, что решение не возводить объект на Ячнево было связано как раз с близостью жилой застройки.

– Размер санитарно-защитной зоны проектируемого крематория на Юго-Западном кладбище составляет 1000 м. Столько же составляет и фактическое расстояние от места его размещения до существующей жилой застройки «Юго-Западный – 2.2», – рассказывали в управлении о новом месте для объекта.

По проекту, здесь предполагался комплекс на территории 4 га со зданием крематория с одной печью и залом подготовительных и обрядовых процессов, а также со зданием колумбария. Когда об этом узнали жители микрорайона «Юго-Западный – 2.2», то уже они начали жаловаться на планы властей, назвав крематорий «чуждым».

Вопрос о необходимости строительства крематория действительно стоял на повестке дня. Одной из причин возведения крематория называлось малое количество земли на существующих кладбищах. Директор «Белгородской ритуальной компании» Артём Селёзнёв так не считает – по его словам, «земли ещё предостаточно». А вот похоронный директор «Набата» Игорь Кулин полагает, что кладбища в Белгороде используют нерационально и приводит в пример Португалию, где по прошествии времени одну могилу при необходимости расширяют до четырёх.

Так или иначе, на первом в истории совещании духовенства региона и областных властей (в лице Василия Потрясаева) спикер облдумы дал понять, что назревающий конфликт может разрешиться в пользу митрополии.

– Считаю, что достаточно сегодняшнего обращения от собрания в адрес власти. И я думаю, что этот вопрос однозначно будет решен так, как его и надо решить. И приложить к нему решение Собора, – заявил он.

По последней информации из администрации Белгорода, вопрос действительно «решили» и тема крематория снята с повестки дня.